Спасите Наши Души : Библиотека

В нашей Библиотеке хранятся статьи по психиатрической тематике, а также немного других материалов.

К списку публикаций

ТРЕВОГА КАК МАСКА

рубрика: Проблемные статьи, дата и время: 25.01.2019 04:25:08

ТРЕВОЖНЫЕ РАССТРОЙСТВА КАК МАСКА ЭНДОГЕННЫХ (АУТОХТОННЫХ) ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

 

Аннотация: Симптомы тревоги часто встречаются у пациентов с биполярным аффективным расстройством, шизоаффективным расстройством и шизофренией. Тревожные и панические расстройства часто предшествуют развитию болезней аффективного и шизофренического спектра. Они могут представлять собой клинический фенотип продромального этапа, или быть вариантом первого эпизода,  или  острой стадии психозов. Тревога является очевидным проявлением аутохтонных психических заболеваний, что усложняет их своевременную диагностику и лечение.

Ключевые слова: тревожные расстройства, панические расстройства, коморбидность, шизофрения, биполярное аффективное расстройство.

Abstract: Anxiety symptoms are common in people with psychotic disorders as bipolar affective disorder, schizoaffective disorder  and schizophrenia. Anxiety and panic disorders often precede the onset of affective and schizophrenic spectrum diseases.  They may represent  a clinical phenotype of prodromal symptoms or  the first-episode type or the acute phase of psychoses.  Anxiety is apparent symptoms of  autochtonous mental illness, which complicate timely diagnosis and treatment.

Key words: anxiety disorders, panic disorders, comorbidity, schizophrenia, bipolar affective disorder

Тревога как био-психо-социальный феномен, представляет собой  спектр психических, вегетативных и соматических реакций личности – от мобилизационно-нормального до дезадаптивно- патологического. По данным ВОЗ (на 2015г), тревожные расстройства (ТР) являются одними из самых частых психических заболеваний в мире и в России (3,6% и 3,1% взрослого населения) и имеют значительную тенденцию к росту.  

Повышение частоты диагностики может быть связано с истинным ростом патологии в популяции на тот или иной период развития человечества. Но может быть обусловлено ложным ростом: улучшением качества диагностики ранее скрытых патологий, а также  явлением гипердиагностики. С точки зрения психологии это происходит, когда в структуру ментальных и культуральных кодов самого диагноста приходят новые «модные» модели, позволяющие избирательно вычленять и подбирать те или иные проявления из спектра расстройства и вытесняющие ранее существовавшие диагностические стереотипы [10]. Расширительная трактовка клинического синдрома/болезни часто имеет мощную информационно-финансовую поддержку со стороны фармацевтического бизнеса. Это связано  с внедрением в сознание врачей  «нужных» диагностических алгоритмов, обеспечивающих назначение и продвижение того или иного лекарственного продукта [4]. Не избежало таких тенденций и проблема ТР. Поэтому анализ  симптоматики тревоги в длиннике ее развития неразрывно связан с пониманием генеза, структуры и прогноза  сопряженных психических расстройств [ 2; 5; 6; 7; 9; 16].

ТР с учетом облигатности входящих в них сомато-вегетативных нарушений [3] всегда были на стыке интересов неврологов, интернистов и психиатров [3;13;16;18]. В зависимости от динамически меняющихся концепций в медицине существует  диапазон  мнений на преморбидно-конституциональные особенности пациента, факторы предиспозиции (астенизацию, наличие сомато-неврологического заболевания, стереотип реагирования в кризисных  ситуациях), а также  особенности структуры  и динамики  клинической симптоматики (наличие ситуационного конфликта, структура и выраженность отдельных симптомов  и т.д.) [ 2;3; 5; 6;7; 9;14].

Аналогично пониманию депрессии, как транснозологического синдрома [11], проявления тревоги можно рассматривать не столько как отдельную самостоятельную диагностическую рубрику современных классификационных систем [16], но скорее как элемент более сложных, как правило, первично психических расстройств [2; 6;7].

Не отрицая пришедшую с Запада многоосевую диагностику и дименсиональный подход к пониманию многих заболеваний головного мозга, хотелось бы солидаризироваться с мнением В.Н. Краснова [12], что поиски сущности патогенеза и клинического своеобразия тех или иных болезней в настоящее время подменяются декларацией коморбидности.

Это касается в первую очередь ТР, которые чаще всего рассматриваются как коморбидные депрессивным [11;12]. В большом обзоре иностранной литературы показана высокая взаимосвязь тревожных проявлений и биполярного аффективного расстройства (БАР), особенно при длительном течении [17]. Считается, что они могут встречаться примерно в одинаковых пропорциях при основных вариантах течения этого психоза [25].  ТР обнаружили  у значительного процента взрослых пациентов, страдающих шизофренией (Ш), шизоаффективным расстройством (ШАР)  и БАР. [21;22]. Значимые проявления тревоги были выявлены у подростков с заболеваниями шизофренического и аффективного спектров [15].

ТР  достаточно часто описываются не просто как коморбидные, но как входящие в структуру аутохтонных (эндогенных) психических заболеваний [1]. Существуют определенные клинические особенности панических атак и иных синдромальных моделей тревоги  в рамках психозов аффективного и шизофренического спектров [2;4;7;16;19; 28].

Так биполярная депрессия отличалась от рекуррентной как раз более высокой тяжестью собственно тревоги и высоким удельным весом  сомато-вегетативных феноменов и деперсонализации [13]. Проявления тревоги встречаются до  проявлений  психоза и могут рассматриваться как предиктор повышенного риска развитию БАР  [24];  либо как часть фенотипа этого заболевания [17;29]. Тревога может быть вариантом первого аффективного эпизода и имеет высокую корреляцию со стереотипом течения, при котором депрессивные эпизоды предшествуют маниакальным (DMI pattern) [23].  

При разных формах и течениях шизофрении панические и тревожные проявления являются неотъемлемой частью развития психотического приступа. Так ряд авторов отмечает появление панических атак с частотой от 73% до 100%  при развитии слуховых галлюцинаций [26;27;28], достигающих степени  т.н. «панических психозов».  

Сходная картина психо-вегетативных пароксизмов описана при развитии небредовых транзиторных психозов, дебютирующих картиной развернутых и атипичных панических атак, в структуре которых отмечен большой удельный вес деперсонализации и /или патологических телесных ощущений (сенестопатий, сенестезий) [8].  После пароксизмального начала многие авторы описывают вялое (неврозоподобное) течение Ш или шизотипического расстройства (ШР) с наличием персистирующей тревоги в виде  панический атак и генерализованной тревоги [8; 19; 20], к которой присоединяются различные обсессивно-фобические феномены и депрессия.

Таким образом, ТР, даже соответствующие в формализованными диагностическим критериям, могут часто маскировать начало или этап развития эндогенных психозов. Это важно понимать при выборе терапии, поскольку стандартное назначение антидепрессантов, психотерапии или т.н альтернативных методов [14;18] (включая ноотропно-метаболические препараты)  у таких пациентов может привести к  ятрогенному патоморфозу и усугублению болезни. Поэтому врачам интернистам и неврологам не следует самостоятельно вести пациентов с ТР.  

Список литературы:

1. Аутохтонные непсихотические расстройства/ под ред. А.П. Коцюбинского. – С.-Пб.:СпецЛит, 2015. – 495с.

2. Баранов П. А. Паническое расстройство (клиника, диагностика, терапия) [Электрон. ресурс] /  П. А. Баранов / Пособие для врачей. – Режим доступа: http://www.psychiatry.ru/stat/56. [11.12.2017].

3.Вегетативные расстройства / Под ред. А.М.Вейна.  - М., 1998 – 752с.

 4. Дмитриев М.Н. Аффективные расстройства как угроза национальной безопасности /М.Н. Дмитриев, Ю.С. Худина  // Современные проблемы безопасности жизнедеятельности: настоящее и будущее / материалы III Международной  НПК в рамках Форума "Безопасность и связь" под ред. Минниханова Р.Н. – Казань.: Науч. центр безопасности жизнедеятельности , 2014 – Том. Часть 2.  – С.346-355.

5.Дмитриев М.Н. О понимании сущности пароксизмальных психовегетативных расстройств // Эпилепсия и пароксизмальные состояния. – 2014.  – Т. 6. № 3. – С. 61-64.

6. Дмитриев М.Н. Диагностические аспекты синдрома панических атак / М.Н.Дмитриев, И.Г. Молчанова, А.А. Булейко  // Главный врач Юга России. – 2012. — №2 (29). – С. 55-59.

7. Дмитриев М.Н. Пароксизмальные психовегетативные расстройства: срез спектра проблем / М.Н. Дмитриев// Главный врач Юга России.  – 2014. — № 3-4 (40). — С. 59-62.

8. Дубницкая Э.Б. Транзиторные психозы с картиной экзистенциальных кризов / Э.Б. Дубницкая, Д.В. Романов // Психиатрия. – 2007. — №4 (28). – С.26-34.

 9. Зиньковский А.К. Клинико-психологические, гемодинамические и патобиохимические аспекты тревожных расстройств в динамике их лечения/ А.К. Зиньковский, И.Е. Юров – Тверь, Изд-во "Фактор",  2006. – 304с.

10. Зислин И. Некоторые вопросы транскультуральной психиатрии /  И.Зислин // Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии. Вып.IV./ под ред. О.В. Лиманкина, С.М. Бабина. – СПб.: Изд-во «Таро». – 2017. – С.94-99.

11. Костюкова Е.Г. Вопросы диагностики и терапии депрессий в рамках различных нозологических категорий /  Е.Г. Костюкова // Современная терапия психических расстройств. – 2017. – № 2. – С. 44-56

12. Краснов В.Н. Противоречия в современном понимании коморбидности в психиатрии / В.Н. Краснов //  Психические расстройства в общей медицине. – 2016. – № 1-2. —  С. 4-6.

13. Курсаков А.А. Депрессии с униполярным и биполярным течением в условиях первичной медикосанитарной помощи: клинические и поведенческие особенности и исходы терапии / А.А. Курсаков, А.Е. Бобров // Современная терапия психическихрасстройств. – 2016. — №4. – С. 2-10.

14.Лаукс Г. Психиатрия и психотерапия: справочник / Лаукс Г., Мёллер Х.-Ю.; пер. с нем./ под общ. ред. П.И. Сидорова. – 2-е изд. М.:МЕДпресс-информ, 2011.– 512с.

15. Малкова Е.Е. Патопсихологические проявления тревоги при психозах в подростковом возрасте / Е.Е Малкова // Вестник психотерапии. – 2012. –  № 41.  – С. 81-98.

16. Панические атаки / Вейн A.M., Дюкова Г.М., Воробьёва О.В.[ и др]. – С.-Пб: 1997. – 304 с

17. Петрова Н.Н.  К вопросу о коморбидности биполярных аффективных и тревожных расстройств / Н.Н. Петрова // Социальная и клиническая психиатрия. – 2016. – Т.26. №2 – С.106-110.

18. Тёрнер Т.Тревога: Ответы на ваши вопросы/ Т. Тёрнер – Будапешт, Изд-во Elsevier Science Limited, 2003. – 192с.

19. Тутер Н.В. Клинические особенности панических расстройств у пациентов с различными психическими заболеваниями / Н.В.Тутер, Н.А. Тювина  // Российский психиатрический журнал. – 2008. — №4. – С.64-69.

 

 

20. Щербакова И.В. Коморбидность тревожно-фобических и депрессивных расстройств у больных неврозоподобной шизофренией / И.В. Щербакова, В.Ю. Крылатых //   ХVI съезд психиатров России. Всероссийская НПК с международным участием «Психиатрия на этапах реформ: проблемы и перспективы»: тезисы / под общ. ред. Н.Г. Незнанова. – СПб. — 2015 – С .995.
 
21. Anxiety disorder comorbidity in bipolar disorder, schizophrenia and schizoaffective disorder  / S. Young, D. Pfaff, K.E. Lewandowski  [et al.] // Psychopathology.  – 2013. – Vol.46 (S.3). – P.176-185.22. Anxiety Symptoms in Psychotic Disorders: Results from the Second Australian National Mental Health Survey/ P. Bosanac, S. Mancuso, D.J. Castle //Clin Schizophr Relat Psychoses.  – 2016. – Vol.10, (Suppl. 2). - P. 93-100.

23. Baldessarini  R.J. First-episode types in bipolar disorder: predictive associations with later illness / R.J. Baldessarini, L. Tondo, C. Visioli  //Acta Psychiatr  Scand. – 2014. – Vol.129 (5). – P.383-392.

24. Goes F.S.  The importance of anxiety states in bipolar disorder / F.S. Goes //Curr Psychiatry Rep. – 2015. – Vol.17(S.2) — P.3.

25. Heterogeneity of DSM-IV major depressive disorder as a consequence of subthreshold bipolarity / P. Zimmermann, T. Bruckl, A. Nocon [et al]. // Arch. Gen. Psychiatry. – 2009. – Vol. 66.  – P. 1341–1352.

26. Kahn J.P. Treatment of comorbid panic disorder and schizophrenia: evidence for a panic psychosis / J.P. Kahn, J.R.Meyers //  Psychiatr Ann.  – 2000. – Vol.30. – P. 29-33.

27. Panic psychosis: paroxysmal panic anxiety concomitant with auditory hallucinations in schizophrenia [Электрон. ресурс]  /  Th. Gabíni, Th. G. Ricci, J. P. Kahn [ et al.] // Rev. Bras. Psiquiatr. – 2017. – Vol.39. №1. Режим доступа: http://dx.doi.org/10.1590/1516-4446-2015-1690  [ 01.02.2018].28. Schizophrenia dissection by five anxiety and depressive subtype comorbidities: Clinical implications and evolutionary perspective / A.B. Veras, S.  Cougo,  F. Meira [ et al.] // Psychiatry Res. – 2017. – Vol. 257. – P. 172-178.

29. Vrazquez G.H. Co-occurrence of anxiety and bipolar disorders: clinical and therapeutic overview / G.H. Vrazquez, R.J. Baldessarini., L.Tondo // Depression Anxiety. – 2014. – Vol. 31. – P. 196–206.

Комментарии:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий

Powered by SM Biblioteka v 0.3 from Super-M, 2019